«Ханна. Законченное ружье» Джо Райта

Ханна. Законченное ружье Предлагаем вам рецензию Станислава Никулина на кинофильм Джо Райта «Ханна.

«Изначально, «Ханна» скроена по лекалам голливудских постановок половины 70-х, когда психологизм и чрево героев были куда главней экшн-сцен и других «наружных» результатов. Ханна Райта – это в первую очередь девушка, всю жизнь выжившая с папой, не имеющая представления об внешнем мире, и лишь затем – опытный боец, держащий в памяти большое количество методов убийства.»

Девочка-подросток Ханна (Сирша Ронан) проживает с отцом (Эрик Бана) в занесенной тайге, охотится на оленей и разбирает на ночь сказки. Ретировавшись в вольную самоволку из североамериканских спецслужб, отец вырастил дочь как настоящего воина. Она может постоять за себя и, представляется, может вынести все тяготы даже в необычных картинах. Когда обучение закончен, их пути расходятся. Ханна направляется прямо в ЦРУ для встречи с представителем Мариссой Виглер (Кейт Бланшетт), а отец пропадает в незнакомом направлении. Годы подготовки не прошли даром, осталось только осуществить придуманное…

Когда режиссер-эстет берется за сюжет про девочку-убийцу, ЦРУ и месть, истоки которой теряются в прошлом, ждать, в большинстве случаев, можно чего угодно. С одной стороны, это всегда катастрофически любопытно: посмотреть, как человек, претендующий на звание Создателя, будет обустраивать необычные для себя сюжетные стандарты. С иной же, как раз в данном – попытке отыскать что-нибудь ближайшее и близкое во агрессивной системе координат, – и скрывается сокрытая западня, попасть в которую можно из наиболее добрых целей, по неведению. Британец Райт избежал фиаско, справившись с контекстом, однако излишняя интерес и, как ни странно, колотящая через край эрудиция (выдержки, аллюзии, метафоры, знаки!) завели его не туда, где он, логично, планировал очутиться.

Изначально, «Ханна» скроена по лекалам голливудских постановок половины 70-х, когда психологизм и чрево героев были куда главней экшн-сцен и других «наружных» результатов. Ханна Райта – это в первую очередь девушка, всю жизнь выжившая с папой, не имеющая представления об внешнем мире, и лишь затем – опытный боец, держащий в памяти большое количество методов убийства. Сценарист делает на это ставку, демонстрируя не столько маршрут взросления, сколько маршрут знания. Но, подобранная повадка рассказа – ироническая, немножко равнодушная, не без высокомерия разумного и понимающего прок в собственном деле человека, – равномерно дезавуирует эти наработки, перемешивая их с далекими по собственной сущности элементами. Райт не церемонится с стилевыми условностями, тасуя детали триллера, комедии, боевика и общефилософской притчи (местами в кадре кажутся призраки Бергмана и, извини боже, Тарковского) в комфортной для себя очередности, фигуре, размере. Сначала это взбадривает и очаровывает, немного позднее – начинает искренно ослаблять.

Ощущение меры – также дар. В даровитости Джо Райта никто уверен еще со времен «Избавления». Просто на этот раз он, похоже, начал говорить и обговорил себя самого.
(с) Станислав Никулин

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *