Арбузов старается восстановить финансирование

Сергея Арбузов Глава Государственного банка Сергей Арбузов в своем интервью изданию «Финансовые извещения» сообщил об результатах визита российской делегации в Вашингтон и переговорах с МВФ, перспективах смены курса гривны и новациях, ждущих банкиров, заемщиков и вкладчиков.

Сергей Геннадиевич, вы только-только пришли из Вашингтона. Как прошли переговоры с резидентами МВФ?

— Мы продолжаем партнерство в рамках договора МВФ с Украиной «Cтенд-бай». Украина заинтересована в займах МВФ, также как и МВФ заинтересован в партнерстве с государством.

Отчего им это любопытно?

— Они видят возможности страны: Украина сегодня владеет весьма повышенной привлекательностью для зарубежных трейдеров. Все дело в том, что у нашей экономики есть одно отличное качество, которое потеряли страны древней Европы. Мы обладаем собственного внешнего инвестора — денежные средства населения и свободные средства небанковской системы страны, которые отчасти работают на экономику страны, и покрытие негативного сальдо нынешнего счета платежного баланса с помощью важных вложений.

По различным анализам, сегодня лишь у населения «в матрасах» находится не менее 60 миллионов долларов США. Полагаю, что сравнимые суммы располагаются в оффшорных зонах. И в случае если мы сможем снабдить хороший финансовый климат (а займ МВФ — один из сигналов трейдерам), эти денежные средства вперегонки последуют в экономику в качестве важных вложений, снабжая страну денежной единицей. В МВФ и Глобальном банке это очень хорошо осознают. В процессе переговоров в Вашингтоне представители иностранных заимодавцев напрямую сообщали нам, что когда Украина может снабдить надежную среду для вложений, — это примет решение большинство ее неприятностей.

К слову, как по поводу денежных средств — предоставляют?

— Полагаю, если б серьезные вопросы — пенсионная перестройка и увеличение тарифов на газ, были постановлены, мы бы пришли с денежными средствами. Пока решение следующее: мы рассчитываем получить двойной транш — около 3 миллиона долларов США по результатам первого полугодия. Такой период был установлен в итоге переговоров между делегацией правительства Украины и резидентами МВФ для решения ряда вопросов: пенсионной реформы, увеличения тарифов и понижения сальдо по покрытию НДС, квотирование зерновых и тому такого. Национальный банк с собственной стороны сделал не менее 100% требований, обсужденных в Меморандуме с МВФ, а у правительства остались вопросы, на самом деле собственной трудные, однако на протяжении 2-3 лет, рассчитываю, условия МВФ будут сделаны.

Другими словами в скором времени все же необходимо ждать решений по пенсионной перестройке и увеличению тарифов?

— Это вопрос правительства, вследствие этого вернее направиться за объяснениями в Кабмин. С собственной стороны я могу с уверенностью сказать, что аналогичные обязательства российская делегация дала.

Перед Национальным банком на 2-й квартал стоит также много требований. Чего ожидать банковскому рынку?

— Критерии для возникновения в экономической системе долговременных свопов (процедуры рекуррентного размена одной денежных единиц на другую. – прим. ред.) сделаны. Уходя в Вашингтон, я подписал аналогичное распоряжение, которое должно заработать до конца июня, — свопирование будет вероятно как между самими банками, так и с НБУ. Основой для определения расценки свопа с НБУ будет ставка рефинансирования, учетная ставка.

Двухстороннее расценивание денежных единиц (одновременная купля и реализация денежных единиц одним банком) на межбанке — будет разрешено, также как и право банка приобретать денежную единицу в рамках собственной позиции без каких-нибудь ограничений.

Что же касается развития запасов по денежным займам, то на данный момент они складываются в денежной единице займа.

Но, по Распоряжению НБУ №109, эти запасы не рассматриваются при расчете лимитов открытой денежной позиции.

Мы способны до конца года предоставить разрешение на вложение сформированных в денежной единице запасов в расчет лимитов открытой денежной позиции, но не форсируем это решение, в связи с тем что НБУ не заинтересован в раскачке рынка валют, которая может случится при необходимости приобретения банками денежных единиц в целях соблюдения поставленных лимитов.

Хочу также сообщить, что руководство обсуждает вопрос необходимости предоставления банкам разрешения создавать запасы в денежной единице либо гривне на выбор самого банка. В настоящее время расценивается воздействие такого механизма на денежные агрегаты с позиции банковского наблюдения, проводится обсуждение вопроса с банками первой двадцатки.

Одним из условий МВФ была эластичная денежная политика НБУ — практически, отказ Национального банка от закрепления курса. В то же время центральный банк продолжает твердо задерживать ход 795-797 грн за 100 долларов США. Отчего?

— В случае если изучить размер запасов, которые были задействованы НБУ для участия в денежных сессиях на межбанке, вы найдете, что это весьма небольшие масштабы. Это говорит о том, что курс гривны в настоящее время не удерживается Национальным банком, а устанавливается рынком. Вследствие этого НБУ лишь выравнивает ситуационные колебания.

Однако, не представляется ли вам данная надежность ситуативной и ирреальной?

— Глядите, формальный курс, практически, сравнялся с рыночным. Вследствие этого я берусь заявлять, что это — настоящий курс государственной денежных единиц, который устанавливается позитивным платежным балансом, притоком зарубежных вложений, некоторым оживлением в вывозной области. НБУ с собственной стороны делает все, чтобы раскрыть ворота для непосредственных зарубежных вложений.

Бесспорно, нельзя заявлять, что нынешние курсовые значения — ориентир на год. Но тот факт, что имеющийся дипломной ориентир в этом году беспристрастен — это в точности.

С середины года мы имеем большой спрос на денежную единицу со стороны физических персон. Есть соображение, что так что люди уходят от обесценивающейся гривны.

Я так не полагаю. С моей точки зрения, развивающийся спрос на денежную единицу за пределами банков имеет совершенно другую природу — это оживленность оттеняющего отрасли, который переходит в расчетах, в первую очередь по ввезенным товарам, на денежную единицу. Национальный банк с собственной стороны уделяет этому вопросу внимание как орган денежного наблюдения, и менее. Так как запрещая что-нибудь, решить дилемму невозможно. А правительству, вероятно, необходимо обратить свое внимание на данный процесс с позиции экономики и управления работы бизнеса, и сделать критерии для того, чтобы эти денежные средства пришли в кредитный кругооборот.

Любопытно, а необходим ли в настоящее время банкам приток вкладов, в случае если учесть, что кредитования почти нет? Какая сегодня разница в динамике повышения между депозитами и займами?

— В настоящее время ритмы прироста вкладов в несколько раз превосходят ритмы прироста кредитов. При этом сообщить, что суммы совсем не вручаются — невозможно. За прошедшее время мы вышли на прирост кредитования размером 6,4%. При этом это настоящий рост, а не перекредитовка — мы весьма хорошо отслеживаем это по сведениям эмиграционных проверок: активно кредитуются экспортеры, сельхозпроизводители. Однако возвратимся к вопросу — тревожит ли банкиров приток вкладов? Полагаю, что в случае если и тревожит, то не значительно. Обратите свое внимание, какие масштабы средств Национальный банк раз в месяц стерилизует при помощи собственных сертификатов. Думаю, что в случае если банки способны хранить свободную мобильность на счетах в НБУ под 1-2%, это означает, что себестоимость этих ресурсов весьма невысокая. Однако при этом они (банки. — прим. ред.) не нацеливают источники в экономику — и это сегодня основная боль в голове НБУ.

Восстановление кредитования?

— Как раз. Мы активно работаем над данной неприятностью. В середине прошлого года мы дали указание о методике списания безвыходной задолженности по займам с помощью сформированных запасов. Действие данного механизма истекло 1 мая, и за этот период времени выписано не менее 10 миллионов грн кредитов.

В настоящее время Национальный банк делает всеохватывающую платформу восстановления кредитования. В первую очередь, мы заинтересованы в принятии законопроекта об обороне прав заимодавцев и покупателей экономических услуг. Без данного законопроекта банки не сумеют достичь возврата трудных кредитов, ввиду этого, и начать выдачу свежих займов. Вследствие этого процессу прохождения данного законопроекта в Раде Национальный банк в настоящее время уделяет пристальное внимание.

Пока, у парламентского каркаса до сегодняшнего дня нет точного осознания, что от заимодавца до покупателя 1 шаг — и наша цель законодателей в данном убедить.

Входит ли в платформу восстановления кредитования установление нового законопроекта о денежном управлении?

— Да. В настоящее время мы активно принимаем участие в работе над свежим законодательством о денежном управлении, после принятия которого банки сумеют прийти к выдаче денежных займов.

Какими будут действия НБУ по образованию приборов хеджирования денежных рисков?

— Глядите, это вторичный процесс. По нашим вычислениям, надежный дипломной ориентир, который сегодня сохраняет НБУ, должен снабдить довольно солидный приток зарубежных вложений. Вследствие этого на 1-м раунде мы хотим синхронно включить рынок денежных форвардов и фьючерсов. Национальный банк будет устанавливать период форвардного договора и курс по нему, пересчитывая его в соответствии стоимости ресурсов.

Выходит, что на 1-м раунде НБУ будет принимать опасности смены курса. Вы находите это подходящим?

— Мы рассчитываем начать со своповых договоров, по которым мы сможем хорошо предсказывать курсовые колебания. На нынешний момент мы проводим переговоры с Интернациональной экономической компанией и Азиатским банком перестройки и формирования, которым хотим посоветовать полугодовые и годовые свопы.

К слову, и МФК и ЕБРР сегодня способны пойти значительно далее — они планируют притягивать источники на внутреннем рынке и производить кредитные планы с помощью фондирования в гривне. В настоящее время сделана рабочая команда, которая отработает нужные перемены в законопроект о дорогих документах и фондовом рынке, затем и случатся первые выпуски дорогих бумаг ЕБРР и МФК, номинированных в гривне.

Будет ли Национальный банк ставить высоту по цене привлечений и расположений для ЕБРР и МФК?

— Я полагаю такой подход не рыночным. Для НБУ принципиально осознавать масштабы и назначения вложений — в связи с тем что мы нацелены на вложения в капитал. При этом я не вижу тут какой-нибудь опасности перетока свободной ликвидности из кредитной системы, конкуренции за заказчиков и тому такого. Я полагаю, что приобретать облигации этих экономических организаций будут, в первую очередь, зарубежные трейдеры, применяя механизмы хеджирования денежных рисков, такие тем, которые были задействованы при расположении номинированных в гривне евробондов Укрэксимбанка.

Продолжает ли НБУ устанавливать банкам твердые критерии по возврату рефинансирования, сделанного во время 2008-2009 годов?

— Да, мы показываем довольно твердые критерии возврата денежных средств НБУ, в связи с тем что это также считается одним из условий МВФ. Пока, очень многие банки, принимавшие стабилизационные суммы, не сумели верно высчитать скорость возврата средств НБУ и отныне просят пролонгации. При этом необходимо принимать во внимание, что главным источником возвращения кредитов НБУ считаются средства, поступающие в банк от закрытия сделанных им кредитов, в момент начала кризиса (тогда случались стабилизационные суммы) едва ли кто-то мог в точности установить этап восстановления платежеспособности заемщиков. Но, в рамках работающего управления, Национальный банк сегодня может продлевать сделанные банкам стабилизационные суммы сроком менее 3-х лет и лишь под высоколиквидное обеспечение.

Какой размер средств рефинансирования в настоящее время располагается в управлении платных банков? И что будет с теми банками, которые не в состоянии вернуть суммы НБУ?

— С начала 2016 года размер задолженности банков перед НБУ по стабилизационным займам снизился на 4 миллиона, и на данный момент составляет около 68 миллионов грн. В 2016 году особенного усилия с возвратом средств мы не чувствуем. Все банки, которые в 2016 году должны были выполнить расплаты с НБУ, это сделали. Трудными с позиции размеров закрытия этих кредитов будут следующие 3 года. Как раз на данный этап нужно самый большой размер возврата банками средств регулятору.

Те банки, которые не сумеют вернуть суммы, должны будут пойти по пути укрупнения через слияния и поглощения увеличенными и финансово надежными кредитными заведениями. Данный процесс стартовал.

В случае если такие масштабы ресурсов будут выходить из выражения, как вы будете улаживать возникший прецедент монетизации экономики? Так как в случае если прежде НБУ питал экономику через денежный канал, выкупая лишнее предложение долларов США, то сейчас данный механизм не действует.

— На самом деле, уменьшение числа денежных средств в межбанковском витке при подобном раскладе имеет место быть. Но механизм такого же свопа дает возможность банкам притягивать доступные и короткие источники за границей. Возникновение свопов — это, и в том числе, источник для возвращения рефинансирования и ресурс средств для кредитования.

Пока данный механизм не заработал, мы прибегли к МВФ с предложением на переходный этап, пока кредитная технология не начнет самофинансироваться в полном размере, позволить банкам продлевать вложение на критериях внесения задатков по нему в качестве недвижимости (в то время как огромная часть кредитов рефинансирования НБУ сегодня снабжена правами по займам. – прим. ред.).

На одной из вчерашних встреч НБУ и правительства от премьера Анатолия Азарова прозвучала просьба быстро уменьшить кредитные ставки. Это вероятно? Что вы для данного предпринимаете?

— Для того, чтобы собственноручно уменьшить кредитные ставки и приумножить масштабы, у банков не хватает перспектив — нет ни долговременных ресурсов, ни доступных денежных средств. Вследствие этого НБУ и правительство в настоящее время готовят проект, участвуя в котором федеральные банки, кредитующие некоторые отрасли — то же сельское хозяйство либо достройку квартир, приобретают доступ к федеральной экономической помощи. В общем, как это может работать — к примеру, получая оплачивание от НБУ под заклад ОВГЗ, банки кредитуют экономически оптимальные планы, затем сформированные активы секьюритизируются через выпуск дорогих бумаг и реализуются зарубежным трейдерам как обещания банка. К тому же приобретенные банком денежные средства идут на рекуперация кредитов рефинансирования НБУ.

МВФ дает добро на реализацию такой модели?

— Мы проводим полезный разговор с нашими компаньонами.

Чем завершилась инициатива НБУ по реформированию системы вкладов и обращению вкладов населения в короткий источник?

— Мы не оставили мысль о внесении перемен в Штатский кодекс сравнительно права вкладчика рвать банковский контракт с банком когда угодно. С моей точки зрения, подходящей будет картина, когда человек, прибывая в банк, может первоначально сделать выбор между вкладами. Осознавая, что данный вклад стоит выгоднее, поскольку конфисковать его из банка можно когда угодно, а данный — дешевле, поскольку банк рассчитывает на отчетливый период расположения денежных средств.

Мы оповещали банки, что способны спроектировать механизм стимулирования, в случае если они (банки. – прим. ред.) последуют на оберегание риска невозвращения вкладов собственным заказчикам — в российских страховщиках, опасности которых потом будут перестрахованы за границей. Мы намерены, чтобы гарантию возврата 100% собственного вклада имели многие люди, а не лишь вкладчики, объем вкладов которых подпадает под поставленный законодательством предел компенсации из Фонда гарантирования вкладов (на данный момент — 150 миллионов грн).

А на какие поводы могут полагаться банки, предлагающие такую страховку?

— Мы способны весьма эластично подходить к работе с такими банками и учесть установление либо изменение автономных регуляторных общепризнанных мерок для них. Думаю, что в случае если банк обеспечивает вкладчикам защиту, а мне как главе НБУ — удобный сон, то он может на это рассчитывать.

Какая в настоящее время картина с банком «Надра»? Постановлен ли вопрос об участии страны в капитале данного финучреждения и восстановлении выплат вкладов?

— Полагаю, что государству, вероятно, вообще не надо будет принимать участие в капитале данного банка. Банк притягивает банковские средства юрлиц и нормализирует собственную деятельность. По согласию с НБУ кратковременный администратор банка «Надра» назвал допэмиссию активов банка, и в случае если она будет выкуплена в полном габарите, мы сможем рассуждать о том, что банк будут санировать личные трейдеры, которые и возьмут на себя обещание по снабжению хорошего функционирования банка.

Кто эти трейдеры?

— С одной стороны, это трейдер, который давно утверждает о собственном стремлении инвестировать денежные средства в банк «Надра». С иной — 1 либо несколько трейдеров, которые сегодня показывают энтузиазм к покупке активов финучреждения.

Движется ли работа по образованию банка слабых активов на основе «Родов¬д Банка»?

— Да. При этом, судя по вниманию, который показывают к данному банку определенные большие зарубежные организации, полагаю, данная практика будет удачной. По моим анализам, правительство может получить существенную часть средств, приложенных в трудные банки, после реализации их активов. При этом мы не идем по пути общего отклика лицензии у «Родов¬да», в связи с тем что думаем данный банк сам любопытным активом, который также может заинтриговать трейдеров после того, как будет сделана задача банка слабых активов.

Как будет выходить передача активов из госбанков в «Родов¬д Банк»?

— Готового решения о передаче на данный момент нет. Мы активно над ним работаем, однако могу с уверенностью сказать, что, к примеру, этот же Укргазбанк едва ли отдаст «Родов¬д Банку» малость весомый кошелек активов. Мы подвергали анализу трудные активы Укргазбанка, и я могу с полной уверенностью сообщить, что большинство его заемщиков при полезном раскладе к реструктуризации — вполне готовы платить. Схожая картина сегодня отмечается и с банком «Киев».

Какой будет предстоящая судьба национализированных банков?

— В рамках договоренностей с МВФ мы отзываем лицензию на прием вкладов у «Родов¬д Банка», а банки «Киев» и Укргазбанк продолжают работать в нынешнем режиме до конца года. При этом МВФ договорился на докапитализацию Укргазбанка если соблюдать условие увеличения его маркетинга — аналогичное решение, рассчитываю, Кабмин примет в скором времени. Что касается банка «Киев», то там будет внутренний денежный советчик, который расценит его деятельность и приготовит советы по заключению неприятностей банка и переведению его работы в хорошее направление.

В «Родов¬д Банке» никаких перемен пока не ожидается. Укргазбанк и банк «Киев» продолжат деятельность до конца 2016 года, а потом, вероятно, будут выставлены на реализацию.

Имеется ли возможность того, что эти банки будут реализованы прошлым владельцам?

— Они будут реализованы тем, кто предложит больше денежных средств и самый лучший план формирования. Однако мы приложим все старания, чтобы акционеры, не имеющие безукоризненной деловой репутации, не были допущены к владению банками. И не только лишь данными. Законопроект дает нам такое право.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *