Дневной архив: 01.06.2020

В Польше поезд столкнулся с грузовиком: 28 пострадавших.ФОТО

поезд

В Западнопоморском воеводстве Польши пассажирский поезд столкнулся с грузовиком на нерегулируемом переезде. Как сообщает RMF24, авария произошла днем в среду, 13 июня.

Грузовик, перевозивший дерево, столкнулся с пассажирским поездом, который следовал из Щецина в Зелена-Гуру.

В Польше поезд столкнулся с грузовиком: 28 пострадавших.ФОТО
В Польше поезд столкнулся с грузовиком: 28 пострадавших.ФОТО
В Польше поезд столкнулся с грузовиком: 28 пострадавших.ФОТО
В Польше поезд столкнулся с грузовиком: 28 пострадавших.ФОТО

Водитель грузовика погиб. Кроме того, ранения получили 28 человек, среди них машинист поезда и семеро детей. В поезде путешествовала группа детей, большинство из которых не пострадали.

В результате столкновения также была повреждена колея и тяговая подстанция. Движение на участке железной дороги, где произошла авария, закрыли и организовали автобусы для замены.

В Польше поезд столкнулся с грузовиком: 28 пострадавших.ФОТОAneta Luczkowska@aneta_l

Miejsce wypadku w Daleszewie pod Szczecinem. Liczba rannych wzrosla do 28 @RMF24pl

Выяснением обстоятельств инцидента будет заниматься специальная комиссия и прокуратура.

Что «Игра престолов» говорит о современной политике?

Игра престолов

«Будучи основанным на книгах Джорджа Р. Р. Мартина, сериал «Игра престолов» имеет мировой успех, — пишет Амели Ферей во французском издании Slate.fr. — Этому продукту американского гиганта HBO успешно удается выполнить свою задачу: на протяжении шести сезонов держать прикованными к экрану миллионы телезрителей по всему миру. Как объяснить этот успех?» По мнению автора, политическая теория может пролить свет на увлечение этой ледяной антиутопией. «Игра престолов» не только развлекает, но и, как кажется, отсылает к вопросам о природе политических институтов Запада и выражает современную тревогу касательно стабильности мирового порядка», — говорится в статье.

«Сериал воссоздает воображаемый мир, где правит хаос и где насилие повседневно, — рассказывает Ферей. — В то время как смерть может наступить в любой момент, основные герои серии объединены одним и тем же замыслом: положить конец этой атмосфере беспорядка, взойдя на «железный трон».

По словам французского политолога Доминика Моиси, атмосфера сериала блестяще изображает «Гоббса в стране драконов», отмечает автор. «Во вселенной, которую сериал рисует, мы находим элементы того обета, что был дан понятием суверенитета (согласно теории английского философа)», — поясняет журналистка. Гоббс считается мыслителем политической современности и в своем «Левиафане» берется за то, чтобы основать политическое сообщество на общественном договоре с целью определить суверена, говорится в статье.

«Посредством монополии без разделения силы Левиафан должен навязать мир и запретить частное насилие, — продолжает журналистка. — «Игра престолов» активирует эту гоббсовскую вселенную гражданской войны, в которой все люди — враги в борьбе за могущество». Сериал описывает на протяжении нескольких сезонов медленный и кровавый выход из феодализма, чтобы прийти к созданию достаточно сильной центральной власти, дабы подчинить амбиции всех «домов». Таким образом, «Игру престолов» можно интерпретировать как телеологический рассказ на пути к установлению политической современности, подытоживает журналистка.

Также в статье отмечается, что фигура Джона Сноу, вероятно, воплощает древнюю рациональность, основанную на верности семейному и избранному клану, то есть «Ночному дозору». «Регулярные неудачи Джона Сноу иллюстрируют губительный аспект моральной чистоты», — пишет автор. «Искусство захвата и осуществления власти заключается в уравновешивании средств и целей. Поэтому оно плохо сочетается с моральными абсолютами», — отмечает журналистка.

«В 6-м сезоне формируется альтернативная модель, воплощенная в двух женщинах: Дейенерис Таргариен и Сансе Старк, — продолжает Ферей. — Они предположительно символизируют позитивную фигуру политической современности и разрешение конфликта между хитростью и силой, между верностью клану и жаждой личной власти. Несут ли они в себе черты позитивной версии государственных соображений и благого использования политического искусства?» Понятие государственных соображений возникло в Средние века и заложило основы автономности политики: править — это особое искусство, которое подчиняется своим собственным моральным правилам, говорится в статье. Наследница Таргариенов это напоминает: ее цель — сделать мир лучше, в то же время осознавая его сущность.

«Как подчеркивает философ Славой Жижек, произведения культуры действуют как конденсат реальности, который, вероятно, дает возможность понять больше, чем наш повседневный опыт, — говорится в заключение. — Они заново интерпретируют политическую историю в соответствии с современными вопросами. «Игру престолов» можно, например, заподозрить в том, что она воссоздает рассказ в пользу превосходства централизованного государства в качестве формы политической организации, предоставляя пугающий отрицательный пример».