Дневной архив: 16.07.2019

Коломойский и Боголюбов забросали государство исками

Приватбанк

Государство получило уже 90 исков по поводу национализации ПриватБанка. Суть претензий разная, ответчики и истцы — тоже. Главное, что пытаются оспорить все инициаторы разбирательств — правомочность решения госорганов, которые, переводя «Приват» в госсобственность, посчитали их связанными с экс-бенефициарами банка Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым.

Cогласно трактовке Нацбанка, все 90 исков — работа самих Коломойского и Боголюбова. Зачем им это нужно? Это просто способ затянуть процесс или у экс-бенефициаров «Привата» есть более четки план действий? Насколько эти процессы способны усложнить жизнь государству в судах против экс-владельцев «Привата»?

Дело.UA вместе с юристами разобиралось в ситуации.

Суть претензий

Большая часть исков, которые получило за последние месяцы государствою (42 дела), касаются непосредственно решений специализированной комиссии НБУ по связанным лицам ПриватБанка. Компании здесь действуют по примеру удачного кейса семьи Суркисов, которая в суде первой инстанции отсудила у «Привата» больше миллиарда гривень, конвертированных в капитал банка в рамках национализации.

«Данные иски не направленны на оспаривание процедуры национализации ПриватБанка, они преследуют исключительно материальные интересы их заявителей. Постановлением Окружного административного суда Киева от 17 мая 2017 года уже выиграно дело, по которому истцам возвращены вклады на общую сумму более миллиарда гривень и начисленные проценты по ним. В данный момент это постановление обжаловано в апелляционном порядке» — говорит юрист АФ Pragnum Алексей Фелди.

Менее обширные пласты исков выступают продолжением первой группы (19 и 17 дел) и напрямую связаны с денежными вопросами. Первая часть затрагивает процедуры принудительной конвертации денег клиентов Привата в капитал (bail-in). Вторая — претензии различных компаний, в том числе офшоров, по поводу одностороннего прекращения банком начисления процентов по депозитам.

Истцы по этим делам не обязательно разные. Одна компания могла подать три иска по каждому из типов претензий. Остальные разбирательства прямо исходят от Коломойского с Боголюбовым: четыре иска они подали с целью оспорить саму процедуру национализации ПриватБанка, который НБУ сначала признал неплатежеспособным (претензия именно к основаниям, по которым банк был признан банкротом и передан на время в Фонд гарантирования). Еще два иска касаются вхождения Кабмина в капитал «Привата». Один — попытка расторгнуть договор поручительства по кредиту рефинансирования, который банк получил от НБУ еще до национализации.

Победить количеством

В НБУ признают: такое количество исков само по себе составляет для государства проблему. Все эти разбирательства нужно сопровождать, что отвлекает юридически ресурсы Нацбанка, который сейчас готовит иски по отношению к Коломойскому и Боголюбову из-за несостоявшейся реструктуризации портфеля связанных кредитов банка.

С другой стороны, в исках фигурирует не только Нацбанк. Как отмечает Юлия Курило из адвокатского объединения «СК Групп», утверждать, что ответчиком по делу выступает государство не совсем корректно. Кроме НБУ это еще и Министерство финансов и Фонд гарантирования вкладов. Поэтому, по словам Курило, организационно обеспечить сопровождение такого количества процессов, которые проходят одновременно против разных ответчиков, не так сложно.

Проблема в другом. Прецедент Суркисов уже показал, что правовая позиция государства в этих делах не столь сильна. Как поясняет управляющий партнер адвокатского объединения Suprema Lex Виктор Мороз, фактически, Нацбанк не предоставил каких-либо существенных доказательств общих интересов и других признаков связанности между компаниями Суркисов, (в частности А-банком), и «Приватом». Угроза подобного исхода есть и у этих 90 исков.

«Полагаю, что все ограничится признанием большинства истцов, не связанными с банком, с последующим возвратом им конвертированных в капитал банка средств. А здесь может возникнуть ситуация с превышением пассивов банка его активов, что, в свою очередь, может стать причиной неплатежеспособности банка и, как вариант, вхождения инвесторов в состав акционеров банка» — говорит Мороз.

В чем состоят доводы сторон, узнать невозможно: суд удовлетворил ходатайство одного из участников разбирательства (кого именно — неизвестно) и теперь материалы дела изъяты из публичного доступа.

По словам юриста адвокатской фирмы Goro Legal Евгения Власова, поскольку тактика истцов основана на успехе Суркисов, количество подобных исков, вероятно, будет только расти. Причем большая часть из них будет проходить через административные суды, что позволит, как минимум, сэкономить на судебном сборе и как максимум — добиться более уверенной победы над государством.

«Массовость исков предполагает и увеличение шансов на успех бывших собственников. Локальные победы будут стимулировать государство идти на компромисс. Предполагается, что для бывших собственников ПриватБанка будет достаточно и множества мелких побед, ведь речь в некоторых случаях идет о суммах в шесть и более нолей гривен. Не стоит забывать, что возможен и вариант с обжалованием национализации в Конституционном Суде или Европейском суде по правам человека» — отмечает Власов.

Основной план Коломойского

Локальные задачи, вроде возврата конвертированных в капитал денег той или иной компании — это действительно только составная часть более серьезного плана. Ключевой нюанс содержится в процессуальном законодательстве: факты, которые установлены в каком-либо судебном разбирательстве, по умолчанию считаются доказанными.

Это значит, что в новых судах, где государство будет пытаться взыскать с Коломойского и Боголюбова имущество в счет убытков, понесенных от национализации, ответчики смогут сослаться на уже существующие судебные решения. И на этом основании посчитать претензии государства, как минимум, по тем эпизодам, где оно уже проиграло, беспочвенными.

«Иначе говоря, при последующих разбирательствах (если стороны по делу будут совпадать), обстоятельства установленные при рассмотрении этих дел будут считаться обязательными (установленными) для суда» — говорит Юлия Курило из АО «СК Груп».

Ситуация с точки зрения экс-собственников Привата облегчается самим порядком, по которому НБУ признает то или иное лицо связанным с владельцами банка. Такие решения принимает специальная комиссиия в Нацбанке. По словам замглавы регулятора Катерины Рожковой, она относит к числу связанных практически всех подозрительных юрлиц, сотрудничающих с банком.

«Мы разработали свою методику и считаем всех подобных юрлиц, сотрудничающих с банком, подозрительными и более того — связанными с ним. И уже задача банка — доказать нам обратное. Параллельно мы смотрим и на другие вещи. Например, носят ли деловые отношения банка и компании исключительный характер, то есть когда юрлицо больше ни с кем, кроме этого банка не сотрудничает» — говорила Рожкова в одном из своих интервью.

Выходит, что если государство проиграет эти 90 дел сначала в судах первой инстанции, а потом — и в апелляции, заново доказать, что истцы по ним связанны с экс-владельцами «Привата» будет уже невозможно. Вместе с тем, по мнению Виктора Мороза из Suprema Lex, перспективы НБУ выиграть апелляцию по делу тех же Суркисов, пока не очень оптимистичны.

«Учитывая, что при пересмотре решения суда в порядке апелляции, суд ограничен в приобщении новых доказательств к материалам дела, сомневаюсь, что существуют перспективы на пересмотр решения суда первой инстанции. А это уже прецедент, позволяющий не исполнять обязательства перед государством без каких-либо последствий и объяснений причин их невыполнения» — говорит Мороз.

Главный козырь государства

По словам Юлии Курило из «СК Груп», государству нужно учесть опыт суда по Суркисам и более серьезно поработать над своей правовой позицией. В противном случае, придется договариваться, что уже делает перспективу возврата госубытков от национализации «Привата» сомнительной.

«Очевидно, что участие государства в этих процессах довольно затратно. Подача подобных исков требует большой подготовительной работы. Есть опыт Казахстана, который развернул широкомасштабную борьбу против экс-владельца БТА Банка Мухтара Аблязова. Только в Англии было инициировано около 11 процессов, направленных на выявление и арест активов Аблязова и связанных с ним лиц. Учитывая масштабы бизнеса экс-собственников ПриватБанка, в споре государства с ними будет задействовано несколько юрисдикций, что требует тщательной проработки и слаженной координации всех инициируемых процессов» — говорит управляющий юрист МЮФ Kinstellar Никита Нота.

В НБУ о своих планах поведения в этой ситуации не говорят, отмечая лишь, что для него сейчас основное — это материальные претензии к Коломойскому и Боголюбову, а не какие-либо уголовные разбирательства с экс-собственниками или топ-менеджерами «Привата».

Главный козырь Нацбанка — forensic-аудит, которым занимается американский консалтер AlixPartners — пока тоже скрыт под грифом практически гостайны. Его результаты в Нацбанке надеются получить осенью. Но будут ли такие доказательства достаточными для украинских судов — вопрос пока тоже открытый.

В Днепре задержали пенсионера за георгиевскую ленту

георгиевская лента

В Днепре задержан 66-летний пенсионер, который распространял листовки с георгиевской ленточкой в одном из супермаркетов, сообщают Вести.

Самодельная листовка с лентой всегда появлялась в отделе сладостей рядом с конфетами Roshen. В тексте предупреждалось, что, покупая эти конфеты, «они оплачивают убийства граждан Украины, которые не подчинились неонацистской хунте».

Таинственным «мстителем» заинтересовались даже в СБУ, сотрудники которой прибыли на место задержания пенсионера. Ранее силовики жаловались, что не могли задержать мужчину, поскольку он очень быстро распространял листовки и скрывался из магазина.

Задержанного доставили в участок и составили протокол по ст. 173-3 КУоАП (изготовление и пропаганда георгиевской ленты) и ст. 259 (заведомо ложное сообщение об угрозе безопасности граждан). Ему грозит штраф от 50 до 150 необлагаемых минимумов (850–2550 грн).

Напомним, ранее сообщалось, что за георгиевские ленты ловят по человеку в неделю.

Почему возникают проблемы на таможне, изменения для бизнеса

Система

Год назад — 1 августа 2016 года — на украинских таможнях в пилотном режиме заработала автоматизированная система оформления товаров через «единое окно». Это нововведение должно было ускорить экспортно-импортные операции, ведь бизнес получил возможность подать все необходимые разрешительные документы для оформления груза один раз и 0в едном месте, а все службы контроля получили возможность обмениваться информацией о результатах проверок в единой электронной базе. При этом предприятие может подгружать документы в электронную систему заблаговременно, потому согласование на ввоз или вывоз товара оно получает пока товар находится на своем пути к границе, а по прибытию на таможню компания может сразу приступать к оформлению груза.

Согласно информации Министерства финансов, в среднем по Украине через «единое окно» компании оформляют товары в 20% случаев. При этом есть существенные различия между таможнями. Так, в Херсонской области доля получения разрешений через «единой окно» ежемесячно составляет около 60%, в Днепропетровской — около 20%, в Винницкой — приблизительно 10-11%, а в Киеве — меньше 5%.

Количество предприятий, которые используются «единым окном», неспешно, но все же растет каждый месяц. За июль, к примеру, число оформлений в электронном виде увеличилось на 1,7% до 39,4 тыс. Если же посмотреть на статистику за семь месяцев 2017 года, то с начала года популярность «единого окна» среди предпринимателей выросла на 37,8%.

Тормозят экологи и Госпотребслужба

Бизнес в основном поддерживает работу «единого окна», ведь автоматизированная система в идеале позволяет упростить таможенные процедуры, сократить время на их проведение и уменьшает коррупционные риски. Тем не менее, предприниматели сетуют на то, как «окно» работает сейчас.

В Министерстве финансов работу системы оценивают позитивно. Говорят, что пятая часть всех оформлений через «окно», которое является добровольным, — это хороший результат. Но в ведомстве признают и «узкие места» системы.

И Минфин, и предприниматели отмечают, что проблема не столько в таможне, сколько в прохождении других видов контроля на границе — санитарно-эпидемиологического, ветеринарно-санитарного, фитосанитарного, экологического и радиологического. Соответствующие госслужбы оказались не готовы работать оперативно и в электронном формате.

Согласно информации Государственной фискальной службы, больше всего проблем у предпринимателей возникает при прохождении ветеринарно-санитарного, экологического и санитарно-эпидемиологического контроля. Через «единое окно» эти три вида контроля предприятия проходят лишь в 1-4% случаев.

«Окно» работает только для документального контроля

Согласно украинскому законодательству, есть три вида контроля грузов на границе — документальный, когда контролер просто смотрит «бумаги» компании, визуальный, когда необходимо осмотреть товаров, а также лабораторное исследование, когда образец товара необходимо изучить детально.

«Единое окно» заточено только под документальный контроль, говорит cоглава Таможенного комитета Европейской бизнес ассоциации Александр Лазарев, директор компании «Ламарин», которая занимается таможенным оформлением.

Система «единого окна» позволяет быстро посмотреть документы всем контролирующим службам и «дать добро» на таможенной оформление еще до того, как компания прибыла на границу

Если предприятие подпадает под визуальный или лабораторный контроль, тут-то и начинаются проблемы. Порядок проведения всех видов контроля на границе выписан таким образом, что выдержать все нормативы банально не удастся, говорит Александр Лазарев. А если все же пытаться выполнить процедуру как положено, в стране остановятся все границы, добавляет руководитель компании по таможенному оформлению.

«Многие контроли на границе существуют просто ради контроля, — поясняет Александр Лазарев. — Потому по старой процедуре часто просто ставился штамп о прохождении, но сам контроль не проводился. По-старому получить штампы можно намного быстрее, процедура не предусматривает фиксацию времени прохождения этого контроля с момента заявки. Если же компания отправляет электронные документы, им ставят официальную отметку, когда они были получены, и время фиксируется. Очевидно, что визуальный осмотр невозможно провести, условно, за полторы минуты. Ведь нужно ехать и осматривать, а иногда мы сталкиваемся с ситуацией, что ближайший представитель Госпродпотребслужбы находится на расстоянии в 70-80 км». Потому-то предприниматели отдают предпочтение старому способу, ведь так можно получить одобрение без реального проведения контроля.

100% контроль ради контроля

Еще одна проблема заключается в том, что контролирующие службы заточены на визуальный контроль в 100% случаев в отличии от таможни, которая работает согласно системе анализа рисков.

«Фитосанитарный контроль деревянной тары и упаковки сегодня является одной из самых больших проблем. Согласно нормативным документам, инспекторы обязаны осмотреть все деревянные палеты на наличие маркировки, — рассказывает директор компании «Ламарин». — Но на практике этого никто никогда на 100% не делал. Предположим, что предприятие везет палеты на зашнурованной машине, то оно должно ее расшнуровать и показать маркировку на каждом товаре. А если машина изотермическая или же это морской контейнер, то приходится выгружать товар».

Выйти з ситуации можно, внедрив систему анализа рисков в контролирующих служба, а также отменив или хотя бы пересмотрев действующих видов контроля и их порядки проведения

Но стоит ли рассчитывать на внедрение системы рисков, если для госслужб пока и электронные документы являются чем-то из ряда rocket science (ведь предприятия подгружают в единое окно отсканированные документы)? Очевидно, нужны не только изменения в законодательство и подзаконные акты, но и существенный финансовый ресурс.

Предложения по «доведению до ума»

Министерство финансов с апреля по июль этого года занималось подготовкой плана действий по реформированию таможни. Наработанный вместе с представителями бизнеса, экспертной средой и общественностью документ предусматривает изменения по 19 направлениям, в том числе и мероприятия по усовершенствованию работы «единого окна».

Минфин предлагает распространить «единое окно» на все таможенные посты (сейчас оно работает лишь на 192 пунктах оформления товаров) уже в третьем квартале 2017 года. А ближе к концу года ведомство намерено подготовить законопроект, который упростит процедуры проведения контроля на границе, сделает обязательной систему анализа рисков, а также передаст функции от других контролеров таможенникам и пограничникам. Уже в следующем году Министерство планирует взяться за разработку программного обеспечения для обмена информацией между госорганами о запретах на ввоз в страну некоторых товаров.

Вместе с тем депутаты профильного комитета Верховной Рады две недели назад зарегистрировали в парламенте законопроект №7010, который также касается «единого окна» и оптимизации контроля при перемещении товара через границу.

В общих чертах документ вполне вписывается в концепцию Минфина. Депутаты предлагают сократить функции госконтролеров. К примеру, документальный экологический, радиологический (который осуществляет Госэкоинспекция) и фитосанитарный контроль передать таможенникам, а санитарно-эпидемиологический отменить вовсе. Проект закона также предлагает отменить все положения, которые требуют от предпринимателя подавать бумажные оригиналы документы.

Кроме того, законопроект предусматривает, что в течение двух-четырех часов с момента подачи документов таможня обязана предоставить разрешение на ввоз или вывоз товаров.

При этом депутаты не внесли в законопроект нормы об ответственности таможенников и о «молчаливом согласии», когда в случае нарушения этого дедлайна предприятие получает автоматическое разрешение на ввоз или вывоз товара

Это может обернуться как в позитивную, так и в негативную сторону для бизнеса. С одной стороны из-за отсутствия этих норм бизнес может страдать, так как таможенники смогут затягивать проверки и не нести ответственность. С другой стороны даже дружественное для бизнеса «молчаливое согласие» можно обернуть в «схему», когда таможенники «не будут успевать» в течение четырех часов смотреть документы отдельных компаний.

Твит Барака Обамы стал самым популярным в истории Twitter

Барак Обама Твит экс-президента США Барака Обамы после столкновений в Шарлоттсвилле стал самым популярным за всю историю существования Twitter, свидетельствуют данные на сайте favstar.fm, отслеживающем активность пользователей. Напомним, сотни расистов провели митинг в Шарлоттсвилле в знак протеста против намерения властей демонтировать памятник генералу войск Конфедерации Роберту Эдварду Ли, который выступал за сохранение рабовладельческого строя. Во время марша начались столкновения сторонников ультраправых организаций и их противников, во время которых погибла женщина. Ранее в сервисе микроблогов Обама процитировал южноафриканского государственного и политического деятеля Нельсона Манделу. «Никто не рождается с ненавистью к другому человеку из-за цвета кожи, происхождения или религии. Люди должны учится ненавидеть, и если они могут научиться ненавидеть, то их можно научить любить, потому что любовь более естественна человеческому сердцу, чем ее противоположность ? Нельсон Мандела», ? написал экс-президент в сообщении, которое было разделено на три твита. Первая часть записи набрала более 2,73 миллиона лайков. Barack Obama ? @BarackObama«No one is born hating another person because of the color of his skin or his background or his religion…»
Твит Барака Обамы стал самым популярным в истории Twitter
3:06 — 13 авг. 2017 г. 47 260 47 260 ответов   1 204 942 1 204 942 Ретвита   2 957 295 2 957 295 отметок Отметим, что ранее самым популярным твитом была запись певицы Арианы Гранде после теракта 22 мая в Манчестере: «Разбита. От всего сердца мне очень, очень жаль. У меня нет слов». Этот твит набрал около 2,72 миллиона лайков. Прощальный твит Обамы собрал рекордное число лайков